?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вспомнить все... (с)

История не слишком веселая.
Но в ту сумаcшедшую весеннюю ночь крепко-накрепко переплелись все существующие жанры...
Это был Пурим!
Праздник, который нашей компанией празднуется лихо, бесшабашно и самозабвенно.
Костюмы обязательны, и ни один из них за много лет не повторился. Никому не придет в голову отделаться маской зайчика с ушками - это костюмы с ног до головы, с продуманными деталями и сопутствующими аксессуарами.
Ну, скажем, у Фанни Каплан - в дополнение к длинной юбке, блузке и сиротским ботинкам - шляпка с вуалью, толстые очки и ридикюльчик с пистолетом внутри...
А еще, в этот праздник всем заинтересованным и породненным с ними лицам предписывается надраться так, чтобы не отличать Амана от Мордехая (антагонистические Пуримские персонажи).
       В тот раз было как обычно - шумно и весело. Разглядывались наряды, оценивались детали, щелкали блицами папарацци... Через какое-то время восприятие, серьезно сдвинутое неукоснительным исполнением предписания, выхватывало отдельные сцены, даже не пытаясь свести их в единую картину.
       - Купите цветочки у бедной девушки, - кокетничала Элиза Дулитл с рабочим.
       - Идите в жопу, мадам, - рубил тот с пролетарской прямотой.
Герасим с социально близкой колхозницей делились успехами и проблемами детей.
Получившая отсрочку Муму лихо отплясывала с воинственно раскрашенным индейцем в перьях. Картонный кирпич, висевший на ее шее, ритмично болтался из стороны в сторону. У врага бледнолицых с ритмом было похуже - сказывалось действие огненной воды.
Могучий тевтон задумчиво раскуривал трубку...

В тот раз я был эдаким хиппарем - патлатый парик, круглые черные очочки, рваные джинсы и вязаная жилетка на голое тело. Руки в татуировках - "Не забуду Эстер", "Аман сука", "IV век до н.э." и профиль кудрявой женской головки на плече.

Уже дошло веселие до точки...(с) В половине второго начали расходиться.
Как только мы с женой вернулись домой, я услышал мелодию "Боже, царя..." - мой мобильник. Звонил Герасим. Ах, да - у меня в багажнике остался камин, который я им привез. Они с Муму недалеко и через 5 минут подъедут. Так... парик - долой, бумажник - на стол, схватил ключи, телефон, сигареты и спустился к машине. Постояли, покурили на прощание...
Потом уже никто не мог вспомнить, откуда она подошла... Маленькая сухонькая старушка просто возникла, сгустилась из прохладного мартовского воздуха.

Она подошла ко мне и сказала с румынским акцентом:
       - Господин, я почему-то не могу найти дом, в котором живу, он исчез...Ты не мог бы мне помочь? (в иврите нет обращения на "вы").
       - Ну, конечно. Какая улица?
       - Бульвар Георгиу-Деж. Меня муж дома ждет, волнуется уже наверное...

Никаких GPS еще не было и в помине, и пьяная компания склонилась над картой Тель-Авива, развернутой на капоте под уличным фонарем.

На третьей минуте поисков пришло четкое осознание того, что улицы с таким названием в Тель-Авиве быть не может даже теоретически. Нужно пояснить для подрастающего поколения - Георге Георгиу-Деж был отцом всех румын еще до Чаушеску. Разумеется, такая улица была когда-то в Бухаресте, несомненно - в Москве...Кажется, был даже город где-то в Воронежской области. А сейчас... Ну, разве что, в Пхеньяне.
Мои сомнения старушку не убедили.
       - Да что ты мне говоришь, - усмехнулась она, - мои окна выходят прямо на бульвар. Вот, - она достала из кармана бумажку, - спроси моего мужа. Набрал номер. Длинные гудки... К слову, эту комбинацию цифр я не забуду, думаю, никогда.
       - Я наверное, смогу показать дорогу, - предположила новая знакомая.
Наскоро попрощался с друзьями. Они проводили меня растерянными и тревожными взглядами.
Я усадил пассажирку в машину, и ночной Тель-Авив принял нас в свои объятия.
       - Направо...прямо...прямо...налево, - руководила Лея. Был я нетрезв и благодушен, но очень скоро понял, что с тем же результатом мог бы прислушиваться к рекомендациям генератора случайных чисел.
Позвонила Муму:
       - Ты где?
       - Едем, - отрапортовал я, - куда, не знаю...
       - Хватит! - вырвал у нее трубку Герасим, - вези ее в полицию, они разберутся.
Буйная фантазия тут же и нарисовала идиллическую картинку: я лихо заруливаю во двор полицейского участка - не очень, мягко говоря, трезвый, без каких-либо документов, но зато весь в татуировках на русском языке. Это гораздо, гораздо круче, чем Степа Лиходеев без сапог.

Позвонила приятельница Карина. Выслушав сбивчивый рассказ, действий моих не одобрила:
       - Как ее фамилия?
       - Шамис, - повторил я вслед за Леей.
Карина взяла и номер телефона, по которому я периодически названивал без какого-либо результата, и отключилась.
       - УмнО, - подумал я и сам набрал справочную. Шамисов оказался вагон, Леи - ни одной. В ответ на просьбу найти адрес по номеру телефона, получил категорический отказ. Не помогли ни мольбы, ни легкий скандал.
Леино мнение обо мне стремительно ухудшалось.
       - Ну за что судьба посылает мне таких придурков, - причитала она, - Бульвар Георгиу-Деж не знает...
Мы куда-то ехали... Каждые 15 минут звонил Герасим. Ругался. Иногда мне начинало казаться, что Лея действительно вспомнила дорогу.
       - Здесь налево... еще налево...прямо...направо...
Я увидел, что не очень четко понимаю, где нахожусь. Вспомнилась концовка анекдота: "А теперь -пиздец", - сказал внутренний голос...

"Боже, царя храни..."
       - Слушай, - Карина докладывала ясно и четко, как опер из милицейского сериала, - Лея Альтман, улица Герцфельд, 20, квартира 6. Живет, по-видимому, одна.
Это был голос Разума в ночи!
Улицу Герцфельд я знал и понесся по пустынному городу повеселевший и расслабленный. Лея беспрерывно вякала что-то о недоумках и бандитах с татуировками.

И вот я уже медленно и торжественно еду по заветной улице, вглядываясь в номера домов. 14, 16, 18....ээээ...аааа...все. За восемнадцатым начинался скверик.
Вышел из машины и бегом пересек ненавистную преграду. Дудки. Другая улица...
Я вдруг почувствовал страшную усталость. Закурил и медленно вернулся к машине. Посмотрел на часы - 4.15...  Звенящая тишина. Ни души...
Ну все... Я сделал все, что мог... Нужно брать Лею к себе и заниматься ею завтра.
       - Вот, - скажу жене, - бабу привел..

Автоматически, как делал уже десятки раз в эту ночь, набрал номер...

Я сразу даже не понял, что происходит... Где-то тихо-тихо звонил телефон!
Это была музыка небесных сфер!
Не веря своему счастью, пошел на чарующие звуки. Пересек по диагонали улицу, обогнул угол дома... Нет, никак этот дом не мог относиться к улице Герцфельд. Но это было совершенно неважно - на нем висела табличка "Герцфельд 20", а из окна второго этажа лилась волшебная музыка.
       - Лея, мы приехали, - бегом вернулся я к машине.
       - Куда?! Я не выйду! Ты ненормальный. Я живу на бульваре...
       - Пойдем со мной, Леечка. Мы приехали к тебе домой...

Я взял ее под руку и повел. Начал накрапывать мелкий дождик. Мы зашли в подъезд.
       - Ох, как ты сейчас опозоришься, - злорадствовала моя спутница, поднимаясь за мной на второй этаж.
       - Дай ключ, Лея.
Я открыл дверь. Зашел внутрь, щелкнул выключателем. Втащил Лею. Она как завороженная медленно поворачивалась из стороны в сторону, оглядывая комнату. Подошла к стене и погладила раму мужского портрета...
       - Да, - сказала она наконец, - да, я здесь живу.

Дома было тихо. Жена и дети спали. Я не вписался в дверной проем (еще давал себя знать коньяк) и негромко выразил к этому свое отношение. Жена заворочалась во сне и спросила, не открывая глаз:
       - Ну что, отдал камин?

Comments

(Удалённый комментарий)
ironyak
26 ноя, 2010 12:13 (UTC)
Ну, на этот раз, да...)
Я зашел к ней через неделю - она меня не вспомнила...

Profile

ironyak
М.Железняк

Latest Month

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner