М.Железняк (ironyak) wrote,
М.Железняк
ironyak

Боря, выйди с моря... (с)

Незаслуженно обойденная вниманием тема...Боря... Явление яркое и самобытное.
Боря - якут. Такой себе еврей из Якутии - края суровых мужчин, и неизвестно (мне), каких женщин. Он классный инженер, строил аэродромы в вечной мерзлоте, так что, израильские дороги для него - легкая разминка.
Закавыка в том, что Боря не говорит ни на одном из Земных языков...
Ну, есть у него, разумеется, какой-то словарный запас, включающий и техническую терминологию. Запас этот Боря понапрасну не расходует и пользуется им в исключительных случаях.
       - Ты не будешь против, если я напишу о тебе? - спросил я его на днях.


       - На хера? В смысле... это самое... да ну, бля...в смысле... ну, ты даешь, ёбт..., - исчерпал Боря практически весь свой активный словарь.
Поразительно, но он сумел найти в иврите аналоги и эквиваленты, что позволяет ему оставаться самим собой и при общении на древнем языке.
Борин кабинет находится рядом с моим, и я периодически вздрагиваю - по телефону он часто говорит на повышенных тонах, совершенно справедливо раздражаясь придурковатости и непонятливости собеседника. Телефон - устройство несовершенное и из всего спектра Бориных средств общения вычленяет только устную речь. А это неправильно. У Бори необыкновенно выразительные глаза, подвижные руки и очень активная линия плеч.

Другая Борина особенность обусловлена его генетической памятью о резко континентальном климате Республики Саха, где минус 60 - не событие.
Вот и пара бутылок водки за вечер для Бори не событие. Разговаривает после них он как обычно, так что все выглядит пристойно.
Единственный за много лет неадекват наблюдался в ресторане "Русь" (в Петах-Тикве, где ж еще?!) на юбилее сотрудника. В конце вечера Боря вышел на сцену, подошел к ее краю и долго-долго смотрел в зал все и всех понимающим взглядом, слишком как-то по-доброму улыбаясь. На уговоры не реагировал, попытки спустить его на землю воспринимал без агрессии, но и без должного понимания. Уводили его вчетвером, при этом он отчаянно, но молча вертел головой, пытаясь встретиться взглядом с каждым и улыбнуться насмешливо-снисходительно.

Попытки уклониться от Бориного предложения выпить позволяют себе только несмышленые новички - по сравнению с ним, герой Евгения Леонова в "Осеннем марафоне" просто апологет свободного волеизъявления. Попеременно меняющиеся на лице выражения искреннего недоумения, сомнения в умственных способностях собеседника и горькой обиды дополняют движения группы шея-плечи-грудь-руки. Укоризненное "ну, ты что, ёбт?" изящно завершает процесс. Повторенный, в сложных случаях, комплекс мер, делает ситуацию безысходной.

В одной из поездок в Эйлат мы с Борей делили на двоих гостиничный номер. Тяжелейшая выдалась поездка. По многолетней традиции, в поездках Боря - координатор и хранитель стратегического запаса (вступительный взнос - литр "Абсолюта" с человека).  Как только мы входили в номер, он пристально вглядывался в мои глаза и говорил:"Предлагаешь по 50 грамм?"
       - Борь, ужин скоро. Давай вместе со всеми, за ужином...
В моем вольном переводе, Борина реакция звучала бы так: "Не понимаю, что общего между этими совершенно не связанными между собой событиями".
В Эйлат мы ездим не просто так. Мы - спортсмены. Боря состоит в сборной конторы по минифутболу, а я - по настольному теннису. В Эйлате проходят, так называемые, Спортиады - что-то вроде Спартакиады народов СССР среди рабочих коллективов.

Однажды нас всех поселили в гостинице прямо на берегу моря. До пляжа по прямой 100 метров. Наша теннисная сборная проиграла в полуфинале электрической компании, впереди было два свободных дня, а футбольные игры начинались в 16.00. Накануне вечером мы отмечали наше поражение и Борину победу и потому на пляж выбрались только к десяти часам (без Бори).
Через час он позвонил кому-то из нас на "Мирс" (тогда еще у всех нас были эти матюгальники с громкой связью).
       - Где вы?
       - Выходишь из гостиницы и упираешься прямо в море. Мы на берегу.
Минут через двадцать "Мирс" опять ожил и над пляжем громко прохрипел раздраженный Борин голос: "Где здесь море, бля?!!"

В 6 часов утра, в любую погоду он бегает по кромке воды Бат-Ямского пляжа. Подвижный, поджарый, без малейших признаков лысины - пацан пацаном...
В этом году Боре стукнуло 60.
Будь здоров, дорогой...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments