November 25th, 2010

Вспомнить все... (с)

История не слишком веселая.
Но в ту сумаcшедшую весеннюю ночь крепко-накрепко переплелись все существующие жанры...
Это был Пурим!
Праздник, который нашей компанией празднуется лихо, бесшабашно и самозабвенно.
Костюмы обязательны, и ни один из них за много лет не повторился. Никому не придет в голову отделаться маской зайчика с ушками - это костюмы с ног до головы, с продуманными деталями и сопутствующими аксессуарами.
Ну, скажем, у Фанни Каплан - в дополнение к длинной юбке, блузке и сиротским ботинкам - шляпка с вуалью, толстые очки и ридикюльчик с пистолетом внутри...
А еще, в этот праздник всем заинтересованным и породненным с ними лицам предписывается надраться так, чтобы не отличать Амана от Мордехая (антагонистические Пуримские персонажи).
       В тот раз было как обычно - шумно и весело. Разглядывались наряды, оценивались детали, щелкали блицами папарацци... Через какое-то время восприятие, серьезно сдвинутое неукоснительным исполнением предписания, выхватывало отдельные сцены, даже не пытаясь свести их в единую картину.
       - Купите цветочки у бедной девушки, - кокетничала Элиза Дулитл с рабочим.
       - Идите в жопу, мадам, - рубил тот с пролетарской прямотой.
Герасим с социально близкой колхозницей делились успехами и проблемами детей.
Получившая отсрочку Муму лихо отплясывала с воинственно раскрашенным индейцем в перьях. Картонный кирпич, висевший на ее шее, ритмично болтался из стороны в сторону. У врага бледнолицых с ритмом было похуже - сказывалось действие огненной воды.
Могучий тевтон задумчиво раскуривал трубку...

В тот раз я был эдаким хиппарем - патлатый парик, круглые черные очочки, рваные джинсы и вязаная жилетка на голое тело. Руки в татуировках - "Не забуду Эстер", "Аман сука", "IV век до н.э." и профиль кудрявой женской головки на плече.

Уже дошло веселие до точки...(с) В половине второго начали расходиться.
Как только мы с женой вернулись домой, я услышал мелодию "Боже, царя..." - мой мобильник. Звонил Герасим. Ах, да - у меня в багажнике остался камин, который я им привез. Они с Муму недалеко и через 5 минут подъедут. Так... парик - долой, бумажник - на стол, схватил ключи, телефон, сигареты и спустился к машине. Постояли, покурили на прощание...
Потом уже никто не мог вспомнить, откуда она подошла... Маленькая сухонькая старушка просто возникла, сгустилась из прохладного мартовского воздуха.

Collapse )