М.Железняк (ironyak) wrote,
М.Железняк
ironyak

Categories:

Инда взопрели озимые... (с)

Вовочка объявился! Вовочка...
Это даже не прошлая - позапрошлая жизнь.
Он был первым, с кем я познакомился в институте. Маленький, с огромными печальными глазами, которые продолжали излучать вселенскую скорбь и на семинарах по истории КПСС, и в гульбищах, и тогда, когда он хлестко и искрометно оценивал что-либо происходящее или упоенно цитировал Ильфа и Петрова - не заезженные фразы из кинофильмов, а потаенные места, известные только истинным ценителям и знатокам.
Через несколько дней после нашего знакомства весь курс был отправлен на спасение перманентно гибнущего урожая в отдаленный колхоз на юге Молдавии.
       - Инда взопрели озимые, - объяснил мой новый друг.


Первый день - ломка листьев табака.
"Наше дело - табак", - написал Вовочка маме, - "и в прямом, и в переносном смысле".
Большие мясистые листья ломались легко, и из слома брызгал белый клейкий сок, благодаря чему, уже через час руки были равномерно покрыты черной коркой от налипавших пыли и грязи.
Первый же рабочий день принес два неожиданных открытия.
Во-первых, оказалось, что даже самое искреннее желание (а слово "косить" в те времена было мне еще неведомо) не всегда приводит к желаемому результату. Соотношение чисел 27 - 76 (итог моего рабочего дня в килограммах против дневной нормы) напоминало разгромный счет баскетбольной игры, позорный и унизительный (бред какой-то...Зачем я держу в памяти эти цифры? Как, впрочем, и многочисленные пятизначные номера давным-давно несуществующих телефонов).
Во-вторых, стало совершенно ясно, что стирание граней между городом и деревней, умственным и физическим, мужчиной и женщиной - дело очень и очень не скорое - все сельские легко собрали норму, а некоторые ее играючи перевыполнили, в то время, как почти все городские не дотянули даже до моего скромного результата.
       - Кончен, кончен день забав, стреляй, мой маленький зуав, - промурлыкал Вовочка итог дня.
К вечеру у руководства в лице куратора, по меткому выражению которого, "отдельные товарищи студенты поработали с холодцом", созрело решение - в целях дальнейшего повышения производительности труда объединить городских в одну бригаду.
       - А бригадиром будет... ну... вот, - взгляд куратора уперся в меня, - ну, вот он.
К слову, подобная ситуация позже повторялась в моей жизни не раз и не два. Жажда власти, по-видимому, читается в глазах. Чоуштам, я действительно люблю власть. Больше, правда, не ответственность с ней связанную, а внешние аттрибуты - за пирожками кого послать, разрешить что-нибудь кому-либо великодушно...

Вечером следующего дня, в течение которого бригада ударно трудилась уже на сборе винограда, был проведен Учредительный съезд, на котором организация получила название Beetles Grape, а бригадир переименован в Президенты, что не мешало команде панибратски называть меня "шефом" (так они все обращались ко мне и годы после окончания института, и именно так назвал меня сегодня по телефону Вовочка).

Среди других важнейших решений съезда - одобрение гимна, герба и принятие программ - минимум и максимум. Ну дети, 17 лет...
Один из бесконечно счастливых дней, когда проливной дождь в течение суток превратил все в округе в кислое мессиво, и ни о каком выходе в поля не могло быть и речи... Спать, спать, спать... Наплевать на завтрак - неизменную яичницу, поджаренную, по Вовочкиному подозрению, на машинном масле.
Навсегда запомнился момент пробуждения. Все Жуки сидят по краям моей кровати, напряженно вглядываясь в мое лицо. И благоговейный шепот Вовочки: "Шеф просыпается..."
Позже он прибежал, чрезвычайно впечатленный, из туалета - жалкого дощатого строения с хлопающей на ветру дверцей.
       - Шеф, - голос его дрожал от возбуждения, - шеф, там в сральнике лежит Молодой Коммунист. Это революция, шеф...
(Был такой журнал небольшого формата с унылой обложкой).

Виноградные страдания под моим руководством продлжались больше месяца. От винограда рябило в глазах, он мерещился всюду. Однажды ночью всех переполошил Гриня, заорав во сне: "Ребята, там еще ряды остались!"
Мелкий синий кислый виноград технических сортов гастрономического интереса не представлял, но уж когда мы доходили до крупного белого столового - "муската" или "дамских пальчиков"... Время вокруг останавливалось, и в закрома родины не попадало ни одной грозди. А через какое-то время по моей команде шли гурьбой в ближайшую лесопосадку в поисках путей выхода накопленных впечатлений.
       - Вместе работаем - вместе отдыхаем! - возгласил Вовочка политически выверенный лозунг в один из походов.
Прощание с колхозом прошло без печали. Программа-максимум была успешно выполнена - нам даже не пришлось доплачивать за кормежку.
Раздолбаем Вовочка был первостатейным. Учился плохо, переползая от сессии к сессии. Не раз был вызываем на комсомольское бюро факультета, где в связи с отсутствием у судей фантазии, получал один и тот же, навязший на зубах приговор - строгий выговор с занесением в учетную карточку.
       - Куда они это все заносят, шеф? - с неподдельным изумлением спросил он как-то, - нету у меня никакой учетной карточки...
Ох, как давно это было...
И вот, звонок из Бруклина.
Нужно обязательно собрать всю команду.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 97 comments