Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Важнейшим из всех искусств для нас является Интернет

Совершенно пещерный уровень пропаганды по-настоящему удручает. По всем патриотически настроенным блогам и сайтам прошел 23-секундный ролик из вчерашней, более, чем часовой программы Шустер live. Вывод, разумеется, однозначен - Шустер призывает к полному истреблению населения юго-востока Украины...
Не нужно обладать большой фантазией, чтобы представить себе уровень комментариев...
Но можно ведь посмотреть и всю программу (фраза Шустера примерно на 48.00).


                           
Какой-то абсолютный примитив... Да и вообще в сети ходят сотни фейковых роликов и снимков.

Collapse )

Важнейшим из всех искусств для нас является анимация

Аськин курсовой мультик...
Точнее, это его треть. Но он, судя по всему, уже не вырастет и так и останется маленьким.
Аська вернулась на свой курс после семестра в Нью-Йорке и поняла, что катастрофически не успевает - работа над фильмами кипела уже три месяца.
Преподаватели, проявив гуманизм и великодушие, разрешили сдать фрагмент, оценив анимацию на 92.
Образ Моти и сценарий были проработаны до деталей. Моти стал родным человеком, об образе жизни, привычках и вкусах которого, было известно решительно все.
Иногда Аське казалось, что она родила его. В один из дней она позвонила мне, и голос ее дрожал от пережитого...
- Ты не представляешь! - кричала она, - Я захожу в супер, а он там стоит! В этой своей рубашке и штанах!
Рассказала, как ей хотелось завязать ему шнурки и проследить, чтобы никто не обидел...


              

За этой улыбкой что-то стоит?

Именно под таким заголовком несколько лет назад в "Беседере" была опубликована заметка с известной версией (проработкой британских ученых) о том, что Мона Лиза - автопортрет Великого Мастера.

После Сашиного поста и телефонного с ней же разговора, в моей душе поселилась тревога.
Дело в том, что поскольку количество художников на единицу площади нашей, отдельно взятой квартиры, превышает все нормы, искусствоведческое воспитание Шона было пущено мною на самотек.
Заехав за ним на кружок, я прямо в машине устроил ему допрос с пристрастием.
С трепетом и радостью услышал, как он довольно лихо назвал несколько имен импрессионистов, перечислил по паре-тройке работ Ван Гога и Шагала, пожурил Дали...  В душе моей постепенно воцарялись благость и покой...
       - Ну, и автор "Джоконды"...? - уже на излете спросил я...
       - Леонардо..., - уверенно начал Шон... И глаза его вдруг округлились от ужаса, потому что губы продолжали двигаться уже независимо от его желания. Подсознание сработало в стиле Гугла, подсказывающего продолжения фраз.
       - Ди Каприо..., - закончил он упавшим голосом и замолчал, потрясенный услышанным.
Новое поколение выбирает...

Вы рисуйте и прилежно, и с любовью... (с)

Если кто не знает такого художника, очень рекомендую - Михаил Кузнецов.
Вы можете сделать ваших пра-правнуков состоятельными людьми, приобретя это бессмертное полотно. Кто бы сегодня знал  Ван Дейка или Веласкеса, если бы не их портреты сильных мира сего?!
                                        холст/масло 90см x 105см

Осторожно! Задние двери открываются!

Этот шедевр мне прислал мой друг. Сопроводительная записка - его... "Я всю жизнь отдал радио. Я видел и интервьюировал сильных мира сего. Но прослушав это интервью на американском русскоязычном радио, понял, что профессионально не состоялся, ибо всю жизнь интервьюировал не тех людей… Признаюсь: я НИКОГДА не слышал материал такой силы... Эта штука посильней, чем "Фауст-патрон" Гёте... " Разумеется, материал был нами обсужден... Всеобщее смятение... С одной стороны, это не может не быть фейком. Иначе можно запросто утратить веру в человечество. А с другой - такое радио существует, ведущий - более, чем реален, и Это было в эфире...

Как течет река...

Настоящая большая слава приходила ко мне дважды. Оба раза все центральные газеты так прямо и написали: отец - инженер. Без лишних деталей и никому не нужных подробностей.
Оба раза знаменитым меня делала дочка.
Collapse )

Рабочая династия

Работы жены я уже показывал -  http://ironyak.livejournal.com/12013.html

Аська пошла по стопам и поступила в "Бецалель" (это Академия Искусств в Иерусалиме) на отделение анимации. Две недели назад начались занятия, и вот первое задание - мультик на 10-15 секунд...
             

Была телега у меня... (с)

                                  Документальный рассказ

Поверить в это сложно... Но я клянусь, все чистая правда, даже нисколько художественно не приукрашенная.

Мы с моим бывшим шефом проработали вместе 12 лет. Могу сказать без всяких преувеличений – специалистов его уровня еще, может быть, два-три в стране.
Он заканчивал тот же факультет того же института, что и я, только семью годами раньше, и приехал сюда черт-те когда – лет 35 назад.

Была у Шломи (и наверняка, осталась) всепоглощающая страсть – подбирать любую  выброшенную кем-либо хрень.

     - Тебе не нужно? –поднимал он с обочины дороги изрядно помятый диск от колеса
с эмблемой «Пежо».

     - Шломи, у меня же «Мазда».  (Ему тоже не нужно, у него «Тойота»).

     - Ладно, брось в багажник, я потом заберу.

 

     - Слушай, ее же можно восстановить, - радовался он найденной магнитофонной
кассете с вывороченной и развевавающейся на десятки метров лентой, мгновенно приобретая сходство с Лаокооном без сыновей...

Я уж не говорю о бесчисленных сломанных ручках, собранных им в товарных
количествах.

 

Утро, когда началась эта история... Был день как день. Ничто не предвещало...

Мы с шефом должны были ехать на совещание на строившуюся Ашдодскую развязку.

Договорились с проектировщиком, что  оставляем мою машину на выезде из Тель-Авива, где он нас и подберет. Стоим на обочине, говорим о делах наших скорбных производственных... И вдруг... Я сразу узнал этот тревожный блеск в его глазах... Предвестник добычи...

       - Смотри, - сказал он, от волнения переходя на русский, - она совсем новая...

       - Не-е-ет!! – рявкнуло у меня в голове, - у подножья дорожного откоса на боку
лежала тележка из супера. Они разные бывают, эти тележки – средние и чуть побольше...Эта была гигантская, я таких и не видывал раньше.

       - Шломи, - проговорил я мертвыми губами, - она не влезет в мою машину...

Но он уже спускался по откосу....

       Когда шеф вернулся, уже не один, глаза его лучились, а весь облик являл собой модель человека, удовлетворенного полностью (с).

       - Ничего, - приговаривал он, поглаживая сверкающий на солнце никель тележки, - сейчас подъедет Эрик, у него «Тойота» с задней дверью, мы опрокинем спинки сидений...

       - Зачем, Шломи?

       - О, это очень удобно, я уже давно об этом думал. Вот смотри, ты приезжаешь с полным багажником из супера, перекладываешь покупки в тележку и заезжаешь с ней прямо в лифт. Понимаешь?

Шломины доводы не показались мне слишком убедительными, но в тележке ощущалась такая правдивая безнадежность (с)...

Тут и Эрик подъехал... Он заканчивал мою матшколу за три года до меня (и тот же факультет, разумеется). Ему, освоившему когда-то основы матанализа, не составило
труда проанализировать ситуацию еще на дальних подступах к месту встречи. Зеленоватый от злости, но лояльный руководству, Эрик безропотно и обреченно
произвел необходимые манипуляции.

Шломи, надо отдать ему должное, уступил мне место рядом с водителем, а сам скрючился сзади, приняв форму тележки.

После совещания, как и было оговорено заранее, нас с шефом обратно подвезли
на другой машине, поскольку путь Эрика лежал еще дальше на юг. Расставание
с тележкой прошло безболезненно и без какой-либо надежды свидеться вновь...

       Утро следующего дня было прекрасно – цвели цветы, пели птицы, водители
по дороге на работу были предупредительны... Легко нашел место на стоянке... Что это я такое безмятежно-глуповатое напевал-насвистывал?  ОНА стояла у моей двери...

Тель-Авивский филиал нашей конторы располагался тогда в тихом пасторальном месте. Большой, размером с футбольное поле, прямоугольный зеленый газон с разбросанными в художественном беспорядке пальмами и цветами. По периметру всей этой красоты шла асфальтовая дорожка, а вплотную к ней буквой П располагались сплошной стеной одноэтажные домики. Так вот, она стояла у моей двери...  Набрал номер шефа.

       - Ее привезли, - отрапортовал я злорадно (если б мне знать...).

       - Кого? – испугался Шломи.

       - Тележку вчерашнюю...

       - Тьфу, черт, - расстроился шеф, - он же обещал мне домой завезти...
Ладно... Я найду большую машину и заберу. Да, знаешь что...У меня к тебе просьба – будешь вечером уходить - завези ее в комнату, а то украдут.

       Так начался мой изнурительный трехнедельный роман...

Служебный кабинет был достаточно просторен, но большой стол, шкафы с проектами...

Тележка занимала все свободное пространство. Мы впервые остались одни  Вдвоем нам с ней места не было...

       Теперь каждое утро начиналось с того, что я отпирал ключом дверь и вывозил свою спутницу из комнаты на травку, где она, как лошадка, паслась весь день.
Мой ежедневный приход на работу стал для сотрудников событием.
Его ждали. Бросались дела, прерывались совещания – все прилипали к окнам и следили
за таинством. Боюсь даже предположить что-либо о направлении их мыслей.

Я стал задерживаться на работе допоздна, чтоб хотя бы процесс водворения тележки в стойло происходил под покровом темноты. Хотя, ни для кого, разумеется, не составляло труда дорисовать в своих фантазиях вечерние события, глядя на мои утренние манипуляции.

       Шеф мотался по стране, заседал в главном офисе в Иерусалиме...Каждый день мы переговаривались с ним по телефону. Говорили о проектах, о проблемах на строительных участках... Тема тележки в разговорах не всплывала...

Дней через десять я напомнил Шломи о его давнем намерении просить руководство выделить нам дополнительную комнату – нужен еще один шкаф, а ставить его некуда.

      - И еще тележка эта...

      - Какая....Ах, да. Да, да, да, я должен найти машину. Не оставляй ее на улице, слышишь? Ее украдут.

Жизнь как-то текла. Многочисленные посетители – коллеги и проектировщики косили на тележку глазом и задавали прямые вопросы. После двух-трех подробных рассказов, на вопрос «что это?» я стал отвечать коротко и исчерпывающе: тележка. Тактичные собеседники чувствовали, что грубо вторгаются в область интимно-неназываемого, вопросов больше не задавали и уходили просветленные неведомыми им высокими отношениями.

Однажды коллега Зиновий попросил разрешения прокатиться по дорожкам. Призрачная надежда на то, что он укатит в светлую даль, тотчас же и рухнула: Зиновий сделал круг и вернулся с тележкой. Потом он ушел. Тележка осталась...

       Грезилось, что она меня бросила и уехала, поскрипывая колесиками, навсегда. Вынашивались коварные планы – взять отпуск и куда-нибудь уехать, а ее с собой
не брать...

Постепенно мы с тележкой стали для всех деталью ландшафта. Что-то вроде «ну, тележка у человека... Что ж теперь...»  Именно тогда, в конце третьей недели, Шломи объявил,
что намерен ее увезти. Я уехал с работы пораньше, чтобы не присутствовать при этом душераздирающем зрелище.
Эффекта "козы" не случилось. Начались ломки. Мне ее остро не хватало. Никто уже не встречал меня по утрам...  Не меньше раза в неделю я вынужденно встречался с другими тележками... Все не то...

Примерно через месяц я поинтересовался ее судьбой.

       - А, - улыбнулся Шломи, - она не входит в лифт.