?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Ирина Львовна была недотепой.
Как профессиональный филолог, она могла бы сказать о себе куда больше: рохля, тетеря, растяпа, тютя, мямля, размазня, шляпа, кулема...

Было совершенно необъяснимо - как она, всю жизнь проработавшая в солидном литературном издательстве, мгновенно и напрочь утрачивает весь свой словарный запас в общении с представителями сферы услуг?

Любой ее контакт с продавцами, сантехниками, парикмахерами, электриками и малярами неизбежно заканчивался потерями и разочарованиями.
Ее обвешивалии и обсчитывали, ей не давали сдачу и завышали цену, работу делали халтурно или не делали вовсе.
Ирина Львовна робела, терялась и не могла вымолвить ни слова.

Переезд в Израиль уже в значительном возрасте, мало что изменил. А уж ее, прямо скажем, не слишком виртуозное владение ивритом, и вовсе не добавило уверенности в своих силах.

"А вот я ему прямо так и скажу: "Лама каха?" - планировала Ирина Львовна очередной поединок.

Но шук слезам не верит...

Нисим Мизрахи, сколько себя помнил, всегда торговал овощами на Кармеле. Сначала с отцом, потом сам.
Шук был его жизнью, он чувствовал дыхание этого огромного организма, знал его нрав и повадки...

       - А-а-а-а-а-а-а!!! - в перманентном кураже начинал орать Нисим, заглушая все звуки в округе, - я сошел с ума!!! У всех помидоры по шесть шекелей, а у меня по пя-я-ять!!!

У Ирины Львовны кружилась голова. От яркости прилавков, от запахов, от мелькания лиц...

       - А-а-а-а-а-а-а!!! - она вздрогнула от рева над головой, -  у всех пучок редиски по четыре с половиной, а у меня по четыре шекеля!!!

Она решилась. Шалея от собственной смелости и демонстрируя незаурядную коммерческую жилку, Ирина Львовна твердо и непреклонно заявила:

       - Я возьму два пучка за десять!

Нисим, готовый бороться за объявленную цену до последней капли крови, словно налетев на невидимую стену, внезапно перестал орать и открыл рот.

       - Гверет, ты сумасшедшая? - тихо спросил он.

Еще никогда его не унижали столь цинично и изощренно.
Его личная система мироздания не просто дала сбой, она рушилась на глазах, погребая под собой все самое святое.

Механически двигаясь, он отпустил покупательницу, насильно всучив ей два шекеля сдачи, и уставился в пространство.

       - А-а-а-а-а-а-а... Я сошел с ума... - по привычке, но без вдохновения вступил Нисим. И замолчал.
Продолжать не хотелось.

Он с ненавистью посмотрел на тщательно вымытые, красиво выложенные овощи, и стал опускать жалюзи своей лавки.

Такого шук Кармель еще не знал...
Нисим оставался на посту и в августе 79-го, когда подхватил лихорадку, и его в лютую жару трясло от озноба, и в январе 92-го, стоя по колено в воде во время наводнения, вызванного двухнедельными проливными дождями, и летом 14-го, когда над Тель-Авивом разливалась выматывающая душу сирена воздушной тревоги...

Коллеги озабоченно и тревожно смотрели ему вслед...

А вот сможет ли кто-нибудь назвать этот предмет одним словом?

images
Уверен, что это с легкостью сделают кишиневцы моего поколения плюс-минус 10-15 лет.
Это история большой светлой любви.
В конце второй трети прошлого века на молдавском телевидении работала диктором потрясающей красоты женщина - Елена Стрымбану.
Ее называли молдавской Софи Лорен.
Долго ли, коротко ли, но застукала красавица этим предметом своего молодого любовника.
Совсем застукала...
Имени жертвы история не сохранила, а вот имя исполнительницы акта любви увековечила.
С тех самых стародавних пор и называется предмет в народе стрымбанчиком.

А были ли в вашем городе названия предметов, характерные только для этого города?
Грядущая поездка на крайний север страны по строящимся объектам не предвещала никакого напряга.
Наоборот, это были три очень интересных проекта - 75-ая дорога на участке Рамат Ишай - Наалаль, 79-ая Гил'ам - Афек и пятикилометровый тоннель железной дороги Акко - Кармиель.
Не предвещала, повторюсь, пока вчера к концу дня не позвонил шеф:

         - Ты не мог бы завтра взять с собой Герри? Ему иначе никак не добраться.

Герри - мальчик-стажер из Парижа, крутится у нас четвертый месяц.
Перспектива прояснилась, когда он зашел ко мне в комнату договариваться о времени выезда.
Уровень его владения ивритом, разумеется, мало отличается от моего уровня владения французским, на котором я уверенно оперирую пятью-шестью словами.
Что касается русского... Правящая парижская хунта даже не рассматривала вопрос о придании русскому языку статуса государственного.
Да и продекларированное мальчиком владение английским оказалось некоторым преувеличением.
Полтора часа езды в каждую сторону... Можно было, конечно, прикинуться глухонемым, но как-то это...

Как бы там ни было, из его рассказа стало понятно, что учиться ему еще два года, после чего он собирается репатриироваться. А там и родители подтянутся.

         - А я два года назад был в Бургундии, - сообщил я, заполняя паузу.

Герри посмотрел на меня с нескрываемым интересом. В его взгляде отчетливо читалось - ну, надо же в каких экзотических местах бывают люди.

         - А где это? - заинтересовался он.

         - Ээээ... Провинция такая... Во Франции.

         - Нет, я не знаю, - пожал он плечами.

         - Не может быть... Главный город - Дижон.

         - Такого города во Франции нет, - уверенно сказал Герри.

Так, так, так - застучали мысли... Так вот, как оно начинается... Стоп, - вспомнил я, - у меня же куча фотографий оттуда.
Может быть, это было в Италии? - на секунду мелькнула спасительная бредовая мысль.

Я резко свернул на обочину и остановился. Вошел в Гугл на телефоне, нашел Дижон, показал...

         - Ааааа...., - его лицо просветлело, -
Дижёёён!

Вбыв бы гада...
Ну, наконец-то!
Сколько веревочке не виться...  Теперь все стало на свои места.
Эксперт египетского телеканала Al-Nas Халид Абдалла раскрыл глаза прогрессивной общественности: Башар Асад - еврейhttp://postskriptum.me/2012/09/22/asadjew/2/
Казачок оказался потомком династии персидских евреев. Родоначальник династии Сулейман
ад-Вахаш прибыл в Сирию из Исфахана в конце 19 века и был внедрен британской разведкой
в ряды алавитов.
Махмуд Ахмадинеджад, как известно, тоже еврей, что с абсолютной очевидностью объясняет теперь его бескомпромиссную поддержку сирийского режима.
Дальнейшие выводы напрашиваются сами собой - может ли не быть евреем Насралла? Исключено.